Художественная поэзия
во всех ее направлениях

» Грустные стихи про животных до слез

Грустные стихи про животных до слез

1

Как животных в мире много
Грозных, добрых и смешных.
Все идут своей дорогой,
Кто с людьми, а кто без них.
Наши кошки и собаки
Стали членами семьи.
Разнимаем мы их драки,
Дарим ласки им свои.
А в ответ мы получаем
Эту преданность во всем.
С ними мы не заскучаем
В доме маленьком своем.

2

Все чаще с неба слышу лай
Он сыплется, как звездный дождик
Собаки попадают в рай
И там нас ищут безнадежно.
И, свесив чуткие носы,
Они по райским кущам бродят,
И почему, не знают псы,
Своих хозяев не находят.
Собачий бог не виноват.
Он, как умеет, с ними лает.
Они безгрешны и про ад
По чистоте своей не знают
И не возьмут последний след
Своих хозяев безутешных.
Но даже там, где горя нет,
Они за нас страдают, грешных.
Я не святой. И буду рад,
Приговоренный к крайним мерам,
Хоть постоять у райских врат,
Как у собачьего вольера.
И напоследок посвистеть,
А хватит сил - подать команду,
Да что мне ад и что мне смерть!
Жизнь без собаки хуже ада.

[banner_one]{banner_one}[/banner_one]

Ты не бросай в собаку камень,
Пусть это лишь бездомный пес,
Но он и так до боли ранен,
Хоть и не знает горьких слез.
Какой хозяин вероломный
Его продал за медный грош?
Чтобы и этот пес бездомный
Узнал предательство и лож.
Нет, он от боли не заплачет,
Но день за днем, за разом раз,
Он грусть свою собачью прячет
В разрезе умных добрых глаз.
Сидит собака под забором,
Страдая от сердечных мук,
Но не страдает от позора
Его, когда-то, бывший друг.

4

Не могу я видеть без грусти
Ежедневных собачьих драк, —
В этом маленьком захолустье
Поразительно много Собак!
Есть мордастые — всякой масти!
Есть поджарые — всех тонов!
Только тронь — разорвут на части
Иль оставят вмиг без штанов.
Говорю о том не для смеху,
Я однажды подумал так:
Да! Собака — друг человеку.
Одному,
А другому — враг…

5

Мы живем среди вас украдкой,
Извиняясь, что родились.
И прощаем вам камни и палки
Всю свою собачью жизнь.
Вы когда-то нас приручили,
Заменив Свободу едой.
Ваша хитрость нас усыпила,
Проиграли мы этот бой…
Покорившись ласке и силе,
В ожерелье цепей и оков,
Мы, казалось, навек позабыли
Непреклонную гордость волков.
Как отчаянно вас защищали!
На войне, выполняя приказ,
Мы с гранатой под танки бросались.
Так за что же вы предали нас?!
Мы живем в отчуждении, точно
Отмеряя шрамами дни.
И вгрызаемся в жизнь по-волчьи,
Вспоминая корни свои.
Люди, будьте же справедливы –
Не гоните бездомных собак!
Может, боль, что в глазах таим мы
Не позволит пройти просто так!

Очень грустные стихи про животных



Однажды я встретил бездомную кошку:
— Как Ваши дела?
— Ничего, понемножку...
— Я слышал, что Вы тяжело заболели...
— Болела.
— Так значит, лежали в постели?
— Лежала на улице много недель —
Бездомной, мне некуда ставить постель.
Подумал я: "Странно, что в мире огромном
Нет места собакам и кошкам бездомным."
— Вы слышите, кошка? Пойдёмте со мной —
Темнеет, и значит, пора нам домой!
Мы шли с ней по улице гордо и смело —
Я молча, а кошка тихонечко пела.
О чём она пела? Возможно, о том,
Что каждому нужен свой собственный дом.

7

Он шел по улице и тихо плакал...
Он шел по улице и тихо плакал.
Облезлый, одноухий, и с больною лапой.
Повисший хвост, несчастные глаза,
А в них жемчужинкой дрожит слеза.
Его никто вокруг не замечал,
А если и заметил, то ворчал,
А мог еще и палкой замахнуться.
Он убегал, когда мог увернуться.
Он с грустью думал:”Я такой урод.
Ну кто такого жить к себе возьмет».
Так шел он, шел по краешку дороги.
И вдруг перед собой увидел ноги.
Огромные такие две ноги,
Обутые в большие сапоги.
В смертельном страхе он закрыл глаза
А человек нагнулся и сказал:
«Красавец-то, какой!
А ухо! Взгляд! Пойдешь со мной?
Я буду очень рад.
Принцессу и дворец не обещаю,
А молочком с сосиской угощаю».
Нагнулся, протянул к нему ладошку.
Он первый раз держал в ладошках кошку.
Взглянул на небо, думал, дождь закапал.
А это кот в руках от счастья плакал.

8

Листва скукожилась от грусти –
Ладони словно подставляет
Для сбора слёз… Сезон сочувствий
До нитки душу пробирает.
Так жалко мёрзнущих бездомных…
Несчастен вид четвероногих…
Глаза полны раздумий тёмных:
Зима смертельна для убогих.

9

О, царство сугробов, сосулек,
литого и тяжкого льда...
На скользких дорогах буксует
машин кочевая орда.
Пестры от песка тротуары.
Привычный замедливши бег,
дворняги – бродячая пара –
с опаскою нюхают снег.
И все их движения схожи,
и вместе они неспроста,
и ветер колючий ерошит
их шерсть, что совсем не густа.
И, в мире плутая суровом,
где голод и риск на пути,
они друг за дружку готовы
на смертную схватку пойти.

10

Во дворе переполох:
Родились щенята!
И несут со всех дворов
Им еду ребята.
Но собачки не едят –
Им, ведь, только сутки!
Пьют у мамы молоко
Славные малютки.
Хоть ещё совсем слепы,
Нюх их не подводит.
И по запаху они
Свой обед находят…
Во дворе переполох:
Не едят щенята!..
А куда ж еду девать? –
Сетуют ребята.
Успокоил малышей
Дворник дядя Женя:
Щенной маме – в самый раз
Ваши угощенья!

[banner_two]{banner_two}[/banner_two]

Я разогнал собак. Она еще
Жила. И крови не было заметно
Снаружи. Наклонившись, я сперва
Не разглядел, как страшно искалечен
Несчастный зверь. Лишь увидав глаза,
Похолодел от ужаса. (Слепит
Сиянье боли.) Диким напряженьем
Передних лап страдалица тащила
Раздробленное туловище, силясь
Отнять его у смерти. Из плаща
Носилки сделал я. Почти котенок,
Облезлая, вся в струпьях… На диване
Она беззвучно мучилась. А я
Метался и стонал. Мне было нечем
Ее убить. И потому слегка,
От нежности бессильной чуть не плача,
Я к жаркому затылку прикоснулся
И почесал за ушками. Глаза
Слепящие раскрылись изумленно,
И (господи! забуду ли когда?)
Звереныш замурлыкал. Неумело,
Пронзительно и хрипло. Замурлыкал
Впервые в жизни. И, рванувшись к ласке,
Забился в агонии.
Иногда
Мне кажется завидной эта смерть.

12

Плачут у детдома из лукошка
Три котенка прямо у дверей
Родила недавно видно кошка
А хозяин выбросил скорей

Серые, слепые, без породы
Крик подняли, плачут не унять.
Маленькие «бестии природы»
Требуют, их с улицы забрать.

Дети из детдома сквозь окошко
На котят, что бросили, глядят.
Вдруг на крик совсем чужая кошка
Прибежала, чтоб забрать котят.

Обняла их лапками, согрела.
Вылизала ушки языком.
Песенку им ласково запела.
И куда-то унесла за дом

Много криков, радости в окошко
Вызвала она среди детей
Забери нас тоже мама-кошка
Забери отсюда поскорей.

13

Скрипят приютские ворота…
Приходят люди за щенком.
И каждому — домой охота!
Собачье счастье в доме том…

Щенки с их резвостью и прытью
Так быстро свой находят дом…
Судьбой и счастьем позабыты —
Постарше псы грустят о нём…

И сердце бьётся чаще в стужу,
Когда ворот пёс слышит стон…
» А вдруг за мной?! А вдруг я НУЖЕН?! »
Но… остаётся снова он…

И снова вьюга. Снова стужа.
Но не на улице — в душе.
Он снова никому не нужен…
И не понять ту боль тебе…

Нет, не понять! Как сердце бьётся,
Когда калитка та скрипит…
Душа его навстречу рвётся!
Он так давно один сидит…

Он ждёт Тебя. А ты уходишь,
Забрав забавного щенка…
И лишь калитка вслед проплачет,
Как ждал и верил пёс в тебя…

14

Торговля в минимаркете шла бойко,
Входил и выходил народ.
А у дверей сидела собачонка,
Втянув от голода живот…

Щенок смотрел молящими глазами
На всех, кто мимо проходил
С пакетами, корзинками, кульками,
И вслед так жалобно скулил…

В какой — то миг с ним оказался рядом
Розовощёкий здоровяк,
Нахально весел и с недобрым взглядом, —
А это нехороший знак.

Детина рявкнул злобно: » Прочь с дороги! «.
Беднягу пнул что было сил…
За что?! Щенок ведь никого не трогал…
Он милостыню лишь просил…

15

Глаза собаки..., что лишилась дома...!
Ты в них смотрел хоть раз, хозяин сытый?
Тебе тоска по ласке не знакома?
Ботинком грязным не был ты избитый?

Ты раны не зализывал, теряяя
В безумной лихорадке сны и разум,
И другу своё сердце доверяя,
Не знал его предательства ни разу?

Тебе… по подворотням… не валяться!
Не мучиться… от голода… и… боли!
И… не дрожать в снегу при минус двадцать,
Щенков холодных пряча под собою...

Тебе по ним не выть безлунной ночью,
Оплакивая маленькие души...
Живи, хозяин сытый, долго очень.
Но! Больше не бери живых игрушек...

Грустные большие стихи про животных до слез



Незаметно, вдали от всех.
Не дождавшись последней крошки,
Грустным мявканьем вызвав смех.
Исчезая в бездушных подвалах,
Обернувшись на яркий свет.
Забирая с собой немало,
Они так и не скажут ответ.
Мы не сразу поймем, что случилось,
Куда делся холодный нос?
И лишь сердце тревожно забилось,
Но не трется о ноги хвост.
Позовешь, и заглянешь за шторы,
Под диван, но не сможешь найти.
Сеткой шрамов на коже узоры -
Это карта, где кошку найти.
И ты вспомнишь, как мягко ступая,
Она кралась к постели твоей.
От беды и невзгод защищала,
И бросалась на подлых людей.
Как скучала, ждала, как грустила.
Как мурлыча сквозь сон, на руках,
Она нежность, заботу дарила,
Забываясь в уютных снах. .
Только как умирает кошка?
И от рук малолетних скотов.
Уползая со сломанной лапкой,
Оставляя по следу кровь. .
В мягком свете разбросанных звезд,
Не мяукая, лижет рану.
Она знает что значит любовь. .
Только нам объяснять не станет.
И за полночью бросит стараться.
В небо глянут два узких зрачка.
Она знает, что надо прощаться,
Взгляд зеленый погас навсегда. .

17

Стоял он очень тихо у подъезда,
Не отходя от запертых дверей.
И в сердце огоньком жила надежда,
Быть нужным хоть кому то из людей.
А люди безразлично выходили,
Держа в руках цветные поводки.
Они своих питомцев выводили,
Больного пса стараясь обойти.
Собаки не дворняги, чистой крови,
Носились беззаботно на снегу.
А у него живот свело от боли,
И лед прилип к продрогшему хвосту.
Смотрел он с грустью на чужую радость,
И думал: «Почему ж так мир жесток?
Они ведь для людей совсем не в тягость,
А для меня в любом дворе упрек».
Ушел он прочь терпеть судьбы надломы,
Не видел он ни ласку, ни уют.
Нет даже будки у него с пучком соломы,
И в миску супа тоже не нальют.
Таким как он дана судьба другая,
За радость на помойке хлеба съесть.
И от отстрела каждый раз сбегая,
Их ожидает неминуемая смерть.
Ну почему ж такое разделенье,
Ведь души одинаковы у всех.
У Господа мы просим всепрощенье,
При этом совершая тяжкий грех.
Своей душе бессмертия желаем,
Чужую боль переступая каждый раз.
Мы истины простой не понимаем,
Что их глазами смотрит Бог на нас.

[banner_three]{banner_three}[/banner_three]

Хозяин погладил рукою
Лохматую рыжую спину:
- Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою,
Но все же тебя я покину.
Швырнул под скамейку ошейник
И скрылся под гулким навесом,
Где пестрый людской муравейник
Вливался в вагоны экспресса.
Собака не взвыла ни разу.
И лишь за знакомой спиною
Следили два карие глаза
С почти человечьей тоскою.
Старик у вокзального входа
Сказал: - Что? Оставлен, бедняга?
Эх, будь ты хорошей породы.. .
А то ведь простая дворняга!
Огонь над трубой заметался,
Взревел паровоз что есть мочи,
На месте, как бык, потоптался
И ринулся в непогодь ночи.
В вагонах, забыв передряги,
Курили, смеялись, дремали.. .
Тут, видно, о рыжей дворняге
Не думали, не вспоминали.
Не ведал хозяин, что где-то
По шпалам, из сил выбиваясь,
За красным мелькающим светом
Собака бежит задыхаясь!
Споткнувшись, кидается снова,
В кровь лапы о камни разбиты,
Что выпрыгнуть сердце готово
Наружу из пасти раскрытой!
Не ведал хозяин, что силы
Вдруг разом оставили тело,
И, стукнувшись лбом о перила,
Собака под мост полетела.. .
Труп волны снесли под коряги.. .
Старик! Ты не знаешь природы:
Ведь может быть тело дворняги,
А сердце - чистейшей породы!

19

То ли очень раннее утро, то ли очень поздний вечер…
Сырость, слякоть, туман.
По пояс в грязной, полной холодной воды канаве,
бредет человек на меня похожий.
Берега этой канавы обрывисты и осклизлы.
Уже много раз пытался он выбраться из нее, но каждый раз срывался,
все более погружаясь в зловонную жижу.
И не было ни конца ни края этой дороге.
И надежды уже тоже не было.
Но вот до слуха его донесся - слабый писк,
словно плач ребенка.
Присмотревшись, увидел рядом несмышленого котенка,
на каком то бревне сидевшем.
Пожалел человек котенка, такого же грязного
и продрогшего как и он сам и взял его на руки.
Вдруг какой то неведомой силой, хоть и были заняты руки,
он вырвался из той канавы и побрел куда глаза глядит.
С одной мыслью - отдать котеночка людям,
пусть они его обогреют
И дошел человек до деревни
Но никто не принял котенка
Говорили: свои есть кошки,
Твой же скоро, видать, издохнет.
Так и брел он гонимый всеми
И уже не пищал котенок.
Вдруг на самом краю деревни
Увидал человек церквушку
С покосившимися крестами
Знать ее оставили люди
И пошел человек к той церкви,
И позвал он, уже не надеясь
Что найдет здесь живую душу,
Так церквушка там обветшала.
Но открылись скрипучие двери,
На пороге в заплатанной рясе
Появился седой священник
Со светящимся добрым взглядом.
Не спросивши зачем и откуда,
Взял он молча того котенка,
Только губы беззвучно шептали
Непрестанно святую молитву.
И ожил вдруг котенок бедный,
Прибежала церковная кошка,
Облизала того котенка,
Обогрела и приласкала.
Стал котенок комком пушистым,
Белоснежным и очень чистым.
И смотрел человек удивляясь,
Происшедшему зримо чуду.
И сорвал с себя ветхие вещи,
Разорвал на груди рубаху,
Исповедался горько и честно,
Милость Божию призывая!
Окропил его старец водою,
Причастил его Кровью Христовой
Чтоб зажили душевные раны.
Дал ему он другую одежду,
Сжегши старую в прах и пепел.
Снова взял человек котенка
И прижал его прямо к сердцу,
Чистотою его согреваясь.
А потом рукава засучив,
Взял топор и кресты поправил,
Перевесил и смазал двери -
От безлюдья чтоб не скрипели
И отмыл ослепшие окна,
Вымел ссор и зажегши свечи,
С колокольни в набат ударил
Чтоб очнулись в округе люди,
Отошли от мирского чада,
Что бы все во Христе Воскресли,
Вышли в свет из земного ада!

20

Утром в ржаном закуте,
Где златятся рогожи в ряд,
Семерых ощенила сука,
Рыжих семерых щенят.
До вечера она их ласкала,
Причесывая языком,
И струился снежок подталый
Под теплым ее животом.
А вечером, когда куры
Обсиживают шесток,
Вышел хозяин хмурый,
Семерых всех поклал в мешок.
По сугробам она бежала,
Поспевая за ним бежать.. .
И так долго, долго дрожала
Воды незамерзшей гладь.
А когда чуть плелась обратно,
Слизывая пот с боков,
Показался ей месяц над хатой
Одним из ее щенков.
В синюю высь звонко
Глядела она, скуля,
А месяц скользил тонкий
И скрылся за холм в полях.
И глухо, как от подачки,
Когда бросят ей камень в смех,
Покатились глаза собачьи
Золотыми звездами в снег.