Художественная поэзия
во всех ее направлениях

» Грустный стих про волка

Грустный стих про волка

1

И волк угрюмою тропою
По зимней стуже прокладая след
Бредёт устало к водопою
Не думая, что вот рассвет
Его уставшего застанет
А там охотники, и псы
Цепные без труда достанут
Но силы нет от них уйти...
И волк угрюмою тропою
По зимней стуже прокладая след
Бредёт устало к водопою
Не думая, что вот рассвет
Его уставшего застанет
А там охотники, и псы
Цепные без труда достанут
Но силы нет от них уйти...

2

Целый мир умолк.
Ночь и тишина.
Одинокий волк.
Полная луна.
Снежное сукно
Застилает след
Стаи нет давно.
И волчицы нет.
Прошлого ему
Больше не вернуть.
Нужно одному
Продолжать свой путь
Ветер? Ну и пусть!
Вечный лёд – пустяк.
Боль его и грусть –
Самый страшный враг.
Вгрызться б в темноте
В глотку злой тоски,
Но уже не те
Когти и клыки.
Брошенный судьбой,
Сбившийся с пути.
Застывает вой
Льдиною в груди.
Ни чутьё, ни мех
Не спасут теперь...
И упал на снег
Одинокий зверь.

[banner_one]{banner_one}[/banner_one]

Они ни в кого не верят
когда им плохо-уходят в ночь
они как люди,хотя и звери
и им не может никто помочь
они родились при лунном свете
в лесу безмолвном лишь выпал снег
они свободны,как вечный ветер.
и лес запомнит их вольный бег.
для нас они всего лишь волки,
лесная стая в ночном лесу.
и волчий век увы не долгий.
за мех лишь ценим мы их красу.
мы в них стреляем подкравшись сзади,
мы бьем их дробью в пушистый мех.
а на снегу лишь роспись кровью
от волчьей смерти и злобный смех.
Настанет день и волчьи стаи,
оскалив белые, как снег, клыки,
завоют враз и, битву славя,
шагнут на встречу своей судьбы.
войну объявит лесная стая
людскому роду, войну навек!
смерть примут стойко, в ночи растаяв,
и лес запомнит их вольный бег.
они ни в кого не верят,
они никогда не плачут.
они всего лишь дикие звери,
и им не нужна удача.

4

Удачная на днях была охота,
Легко нашел я логово волков.
Волчицу сразу пристрелил я дробью,
Загрыз мой пес, двоих ее щенков.
Уж хвастался жене своей добычей,
Как вдалеке раздался волчий вой,
Но в этот раз какой-то необычный.
Он был пропитан, горем и тоской.
А утром следующего дня,
Хоть я и сплю довольно крепко,
У дома грохот разбудил меня,
Я выбежал в чем был за дверку.
Картина дикая моим глазам предстала:
У дома моего, стоял огромный волк.
Пес на цепи, и цепь не доставала,
Да и наверное, он помочь не смог бы.
А рядом с ним, стояла моя дочь,
И весело его хвостом играла.
Ничем не мог я в этот миг помочь,
А что в опасности - она не понимала.
Мы встретились с волком глазами.
"Глава семьи той", сразу понял я,
И только прошептал губами:
"Не трогай дочь, убей лучше меня."
Глаза мои наполнились слезами,
И дочь с вопросом: Папа, что с тобой?
Оставив волчий хвост, тотчас же подбежала,
Прижал ее к себе одной рукой.
А волк ушел, оставив нас в покое.
И не принес вреда ни дочери, ни мне,
За причиненные ему мной боль и горе,
За смерть его волчицы и детей.
Он отомстил. Но отомстил без крови.
Он показал, что он сильней людей.
Он передал, свое мне чувство боли.
И дал понять, что я убил его ДЕТЕЙ

5

По весне за логом кедровым,
Где и снег еще не растаял,
Под безмолвным ночным покровом,
Егеря обложили стаю.
По раскладу давно привычному,
Рассчитались на номера,
Да по окрику злому, зычному,
Для людей началась игра.
На махах уходили волки,
Порешивши, что в силе уйти,
Только егерские двустволки,
Смертью стали на их пути.
Вот уж первой пала волчица,
Приняв грудью стальной жакан,
Сквозь линялую шерсть сочится,
Бьет на вздохе, кровавый фонтан.
За мгновение все и случилось,
Переярок, матерый, щенок,
Кровь на белом снегу парилась,
Да над ружьями вился дымок...
Пили водку, добив подранка,
Ошалев от удачи такой,
Все, хвалясь, что теперь спозаранку,
Уж не слышать им волчий вой!
Только вдруг притихли, трезвея,
Глядя в край, где лежала стая,
Как согнувшись над трупом зверя,
Пацаненок громко рыдает.
Сельский мальчик, босой, без шапки,
По всему из села, что рядом,
Морду зверя, зажав в охапку,
Все глядел невидящим взглядом.
На людей он смотрел сквозь слезы,
Гладя серую шерсть волчицы,
Стыл в ветвях одинокой березы,
Старый ворон пустой глазницей.
И на всхлипе, на детском, тонком,
Опустив осторожно тело,
Подняв вверх худые ручонки,
Молвил тихо, совсем не смело...
-Вы скажите мне, добрые люди,
Чем, пред вами сей мир, повинен,
Что ж вы губите всё, будто нелюди,
Оторвавшись от пуповины?
Разве ж зверь сей, виновник истый,
Что порублен под корень лес,
Нет ни трав, ни сосен смолистых,
Да зверью не осталось мест?
И не молвив уж больше слова,
Лишь устало, взмахнув рукой,
Тихо брел средь стволов кедровых,
Даже всхлипом не руша покой.
И застыли в молчанье суровом,
Протрезвевшие мужики,
Не обмолвившись лишним словом,
Волчью кровь, обтирая с руки.
А над лесом, привычным клином,
Потянул журавлиный строй,
Над затишьем лесных исполинов,
Птицы вновь возвращались домой...

Стихи про волков со смыслом



Не судите волков,не судите,
Не спешите звать их на бой.
В глаза янтарные загляните-
Отражается зверь с одинокой душой.
Вы не бойтесь волков,не надо,
Пусть их зубы острее бритвы.
Лишь встретившись с мудрым взглядом
Вы услышите шёпот волчьей молитвы.
Не гоните волков,не гоните,
Ведь они как и вы одиноки.
Лучше руку волкам протяните-
Утекут одинокой воды потоки.
Не стреляйте в волков,не надо,
Ведь им тоже хочется жить,
Волчий гнев обрушится градом
И мы людям за всё будем мстить...

7

Волчонок воет на луну,
Нет, он друзей не ищет —
В своей лишь стае все живут
Волчата и волчищи.
Врагов у волка нет почти,
В лесу он самый грозный,
Подальше все хотят уйти —
Да, зверь это серьёзный.
Отточенный и длинный клык,
Как перочинный ножик.
И страшен зайцу волчий рык,
Оленю страшен тоже.
Он в логове живёт своем,
Заботится о детях.
Не виноват волк, что о нём
Бытуют слухи эти.

8

Ночь — твоё лучшее время,
Тьма — твой любимый покров.
Сердце жжёт адское пламя,
Не разорвать тебе крепких оков.
Что это — дар или кара?
Кто ты – святой или бес?
Есть лишь недобрая слава
И вновь манит сумрачный лес.
Вспыхнет и снова погаснет
Дикая злоба в глазах.
Но до утра не утихнет
Жуткий вой, вызывающий страх.
Брызги крови, предсмертные крики,
Зубы рвут ещё тёплую плоть.
Волчий глаз ловит лунные блики,
Ты не в силах его превозмочь.
Утром забудешь о боли,
Смоешь засохшую кровь,
Вновь оказавшись на воле,
Вдали от ужасных чарующих снов.

9

Мы — волки,
И нас
По сравненью с собаками
Мало.
Под грохот двустволки
Год от году нас
Убывало.
Мы, как на расстреле,
На землю ложились без стона.
Но мы уцелели,
Хотя и живем вне закона.
Мы — волки, нас мало,
Нас можно сказать — единицы.
Мы те же собаки,
Но мы не хотели смириться.
Вам блюдо похлебки,
Нам проголодь в поле морозном,
Звериные тропки,
Сугробы в молчании звездном.
Вас в избы пускают
В январские лютые стужи,
А нас окружают
Флажки роковые все туже.
Вы смотрите в щелки,
Мы рыщем в лесу на свободе.
Вы, в сущности,— волки,
Но вы изменили породе.
Вы серыми были,
Вы смелыми были вначале.
Но вас прикормили,
И вы в сторожей измельчали.
И льстить и служить
Вы за хлебную корочку рады,
Но цепь и ошейник
Достойная ваша награда.
Дрожите в подклети,
Когда на охоту мы выйдем.
Всех больше на свете
Мы, волки, собак ненавидим.

10

Волк худой вдоль леса бродит…
Аж живот прилип к спине.
Даже рот бедняги сводит;
Время близится к весне.
Пробирает волка холод,
А в деревне — красота!
Здесь, в лесу, ужасный голод
И козлята, и барашки,
Можно съесть и петуха,
«Марсы», «Сникерсы», фисташки,
И… иная чепуха.

[banner_two]{banner_two}[/banner_two]

Зубами клацал серый волк,
Хвостом своим виляя,
След зайца серый примечал,
Хоть тот бежал петляя.
Матёрого не проведёшь,
И голод подгонял,
И быстро потому вперёд,
Уставший волк бежал!

12

Вот вам Джунглей Закон — и Он незыблем, как небосвод.
Волк живет, покуда Его блюдет; Волк, нарушив Закон, умрет.
Как лиана сплетен, вьется Закон, в обе стороны вырастая:
Сила Стаи в том, что живет Волком, сила Волка — родная Стая.
Мойся от носа и до хвоста, пей с глуби, но не со дна.
Помни, что ночь для охоты дана, не забывай: день для сна.
Оставь подбирать за Тигром шакалу и иже с ним.
Волк чужого не ищет, Волк довольствуется своим!
Тигр, Пантера, Медведь-князья; с ними — мир на века!
Не тревожь Слона, не дразни Кабана в зарослях тростника!
Ежели Стае твоей с чужой не разойтись никак,
Не горячись, в драку не рвись — жди, как решит Вожак.
С Волком из стаи своей дерись в сторонке. А то пойдет:
Ввяжется третий — и те, и эти, — и начался разброд.
В своем логове ты владыка — права ворваться нет
У Чужака, даже у Вожака, — не смеет и сам Совет.
В своем логове ты владыка — если надежно оно.
Если же нет, шлет известье Совет: жить в нем запрещено!
Если убьешь до полуночи, на всю чащу об этом не вой.
Другой олень прошмыгнет, как тень, — чем насытится Волк другой?
Убивай для себя и семьи своей: если голоден, то — убей!
Но не смей убивать, чтобы злобу унять, и — НЕ СМЕЙ УБИВАТЬ
ЛЮДЕЙ!
Если из лап у того, кто слаб, вырвешь законный кусок —
Право блюдя — малых щадя — оставь и ему чуток.
Добыча Стаи во власти Стаи. Там ешь ее, где лежит.
Насыться вволю, но стащишь долю — будешь за то убит.
Добыча Волка во власти Волка. Пускай, если хочешь, сгниет —
Ведь без разрешенья из угощенья ни крохи никто не возьмет.
Есть обычай, согласно которому годовалых Волчат
Каждый, кто сыт, подкормить спешит — пусть вдосталь они едят.

13

Я, с волчьей пастью и повадкой волчьей,
Хороший, густошерстый волк.
И вою так, что, будь я птицей певчей,
Наверное бы вышел толк.
Мне все равны теплом пахучим крови-.
Овечья, курья или чья.
И к многоверстной волчьей славе
Невольно приближаюсь я.
Глаза мои тусклы при белом свете,
Но в темноте всегда блестят,
Когда идешь себе к окраиной хате
И, струсив, псы в дворах молчат.
Я властелин над лесом и селыцобой,
Я властелин почти над всем.
Но и моя душа бывает слабой,
Мне есть умолкнуть перед чем.
Есть дверь одна в каком-то захолустье,
И пахнет кровью — чьей забыл.
Мне увидать ее — несчастье
Похуже деревенских вил.
Я в мокроте готов бежать болотом,
Я по оврагам рад скакать,
Чтоб на пороге ни ногою этом,
Ни даже глазом не бывать!
И, ускакав, дрожу в лесу от страха
И вспомнить всё же не могу.
И, заливаясь, будто бы от смеха,
Себе и всякой твари лгу.
И лют бываю, как заголодалый,
Обсохнуть пасти не даю.
Как бешеный, как очумелый,
Деру и пью, деру и пью.
И всё ж, когда конец житью настанет,
Я все владенья обойду
И на порог, откуда в жизни гонит,
Шатаясь, издыхать приду.

14

Огромный след на белом снегу
Оставил белый призрак леса.
Он уходящий в темноту
И воющий похлеще беса.
Его глаза, как полированный янтарь
И шерсть белее мела
И он ни человек, ни тварь,
Он оставляет след не смело.
Его оскал и белизна зубов
И несравненный слух,
Он лишь создание богов
Мерцающий и снежный дух.

15

Всё плывёт в таинственном мерцанье,
Ясный сон о смысле мирозданья…
Длится ночь, и только лишь не спится
Этой маленькой, воинственной волчице.
Сеткой троп исчерчена планета…
И ни звёзд, ни солнца, ни просвета,
Но порой во тьме тоска лучится
В глазах маленькой воинственной волчицы.
Лёгкий шаг, звериная походка,
Чёткий след, приманка и наводка,
Длится миг, но что-то ведь случится
На охоте с маленькой волчицей.
Расплылась вся суть существованья
Сбита прочь жестоким заклинаньем,
Ночь пройдёт, но вечно быть убийцей
Этой маленькой воинственной волчице

Стих про волка +и волчицу



Бродил по лесу одинокий волк.
Выл на Луну, ища свою волчицу.
Искал ее уже, который год,
Не знав, что в клетке серая томится.
Он звал, страдал и плакал без нее.
Он перестал охотиться на дичь.
Не ел, не пил, хотел лишь одного:
Чтоб зов его сумел ее достичь.
Глаза ее он видел ночью в звездах,
С небес она ему дарила свой оскал.
А по утру, когда всходило солнце,
Он поднимался, вновь ее искал...
Искал везде, искал он всюду.
Он обошел весь лес не раз.
Но не случилось с волком чудо,
К нему волчица не пришла.
И вот он выбился из сил,
На землю опустилась мгла...
Уже не выл он, лишь скулил,
Светила полная луна.
Так умирал в заснеженном лесу
От боли в сердце одинокий волк...
Не смог найти волчицу он свою,
А без нее... Какой от жизни толк?

17

Убрать пробел
Волк с рожденья зверь-убийца,
И быть может потому
Бродит серая волчица,
Не даваясь никому...
Ее сердце - сердце война,
А под шкурой - тела сталь;
Как мудрец - всегда спокойна,
Только глаз горит хрусталь...
Каждый день ее - сраженье,
Каждый шаг грозит бедой;
И не знает сожаленья
Пасть охотницы стальной.
И собака, что ластится
Каждый день в твоем дому,
Никогда с ней не сравнится,
Не сравнится потому
Что не может быть блаженство
Каждодневною игрой...
Любовь волчья не уступит
Песьей страсти никакой.
Пусть ее повадки грубы,
Но то лишь на первый взгляд.
Знай, что волки - однолюбы, -
Псы же любят всех подряд.

[banner_three]{banner_three}[/banner_three]

На Тамбовщине, лютой зимою,
Рядом с логовом, прям на земле,
Серый волк с серой волчьей судьбою
На снегу белом выл при луне.
Ну а рядышком, в логове тёплом
Спят волчица и трое волчат,
И матёрый волк изредка смотрит,
Как три серых комочка сопят.
Вдруг под утро — истошные крики,
Лай собак изо всех уголков,
Это люди пришли веселиться,
Это люди погонят волков.
И волчица мгновенно проснулась,
Ощетинив стальные клыки,
А волчата в неё окунулись,
Чтоб найти в тёплой шерсти соски.
Снег на землю кружил,
Медленно, медленно таял,
Лес вдруг от криков ожил —
Значит, значит смерть рядом.
Серый волк, фыркнув, резко поднялся,
На волчицу взглянул и детей,
И секунду ещё задержался,
Пасть оскалил и прыгнул в метель.
Побежал он навстречу безумью,
Побежал он на встречу с судьбой,
Чтоб по снегу, по тропочке лунной
Всю толпу увести за собой.
И собаки, почуявши волка,
Завизжали, как стадо свиней,
И рыча, и скуля без умолку,
Потащили по следу людей.
Волк гнал свору от часу за часом,
Пока снова не стало темнеть,
И на дальнем овраге за чащей
Серый волк захотел умереть.
Тут легавые псы подбежали,
И запрыгали, лая, вокруг,
Но все сразу напасть не решались,
И живой обозначился круг.
Он порвал самых смелых в секунду,
И стоял, словно серый утёс,
И спешили со всех сторон люди,
И трещал между веток мороз.
Когда люди сюда прибежали,
Каждый радостно в воздух стрелял,
Восемь псов неживые лежали,
Ну а волк, весь шатаясь, стоял.
Только был он не серый, а красный,
Выделяясь на белом снегу,
И смотрел он спокойно и ясно
На кричащую рядом толпу.
Люди молча собак оттащили,
И вплотную к нему подошли,
И, ругаясь, его пристрелили,
И с собой, матерясь, унесли.
А весной, по проточной водице,
В тот глубокий и дальний овраг
Привела молодая волчица
Трёх весёлых, подвижных волчат.

19

Волк и волчица вместе стояли
Пострадала одна, но оба умирали
Волчица попалась в капкан
Какой это был грустный обман
Охотник выследит по следу
И не вкусит больше волчица обеду
Крутились снежинки в небесах
Отражался снег в волчьих слезах
Вот уже всё, вроде конец
Видит волк, на могиле любимой венец
Громко хрустел в этот день снег
Охотник не мог сдержать свой бег
Взял он ружьё, нажал на курок...
Он получил ценный урок
Он посмотрел в волчьи глаза
На которых повисла большая слеза
Грусть охватила охотника сильно
И как будто насильно,
Отпустил он двоих волков
Пожалейте животных, смысл таков.

20

Душа волчицы - одинокий путь..
Ушла в скитание-судьбу свою приняв..
и только ночь заменит радость дня
волчице снова в грусти не уснуть..
Душа волчицы - одинокий свет..
и пусть так много крутится заразы
чтобы обнять волчицу..
только сразу..
в ответ оскалится.....рыча упорно НЕТ..
Душа волчицы - отдана тебе..
но так случилось - вместе быть не можем
так пусть тогда скитание поможет
чтобы принять безвыходность в судьбе..
Душа волчицы волку отдана..
И если ей с душой своей не быть..
Не думай, что легко забыть
Того-с кем была целостность одна..